Блог‎ > ‎

Возмущение ключей

Отправлено 27 мар. 2017 г., 12:18 пользователем Илья Дементьев
Вот говорят, что русский народ очень терпеливый. Может, и так, но французский народ тоже терпелив до безобразия. Приведу пример из нехитрого сельского быта, который поможет понять, что представление о нашей терпеливости может быть банальным стереотипом.

Стоял я в очереди в супермаркете. Ну, дело обычное, очередями тут никого не удивишь, всё же социалисты у власти. А для социализма очередь — институт социализации граждан. Передо мной покупки осуществляла пожилая дама, чьи очки дали бы сто очков форы моим. Она подошла к кассе не с той стороны, где хвостом завивалась очередь, возглавляемая мною, а с противоположной. В очереди никто даже не намекнул на ропот. Я, само собой, тоже не возмутился, поскольку на птичьих правах.

Дама сдала покупки кассиру, он довольно бойко всё отсканировал и выдал ей вердикт: 17 евро с копейками. "Сколько?" — переспросила дама. Кассир повторил с немного вымученной, как нам показалось бы, улыбкой. Дама, конечно, начала медленно рыться в кошельке и искать деньги. Очередь покорно молчала. Наконец она извлекла из недр кошелька двадцатку и протянула кассиру. Тот ловким движением руки обменял купюру на горсть мелких монеток, пожелал ей доброго дня и взялся за мои покупки. 

Не тут-то было. Дама приступила к загрузке товара в свою гигантскую торбу на колёсиках, успела сбросить пару-тройку банок, но внезапно прервала этот процесс и без всяких экивоков спросила кассира, где, собственно говоря, её сдача. Он, успевший провести лишь мою сметану, бросил прочие покупки и терпеливо разъяснил ей, что сдачу он ей отдал сразу же. Дама не соглашалась, наметился небольшой схоластический диспут, но тут я выступил на стороне кассира, подтвердив факт транзакции. С двумя молодыми, ясное дело, так просто не справиться, поэтому дама сменила стратегию. Она неожиданно достала связку ключей, к которой была прикреплена карта скидок этого магазина, и потребовала скидку. 

Я непроизвольно оглянулся. Очередь безмолвствовала, точно массовка новичков в сельском клубе во время генеральной репетиции "Бориса Годунова". Кассир терпеливо пояснил, что уже поздно, поскольку покупка совершена. "Вы очень любезны", — съязвила дама и продолжила  складывать свои приобретения в торбу. Первым делом, естественно, туда отправилась моя сметана.

Тут у русского человека — первого в очереди — терпение кончилось. Я вежливо говорю даме: "Мадам, там моя сметана". Хотел вдогонку саркастично процитировать слова о том, что собственность есть кража, только забыл, кому принадлежит сия мысль — Паскалю или Прудону, посему обошёлся без сарказма. В голову другие мысли полезли по части антибуржуазной пропаганды времени моего детства, но потом передумались.

Мадам смотрит на меня и ничего не понимает. Тут кассир приходит на помощь и говорит: "Мадам, вы взяли что-то, принадлежащее этому месьё". Очередь молчит. Растёт, но молчит. Дама начинает, как мне показалось, закрывать свою торбу, затягивая ремешок. Ну, думаю, что ж, жалко, что ли, сметаны. Не препираться же из-за такого пустяка, тем более что очередь сзади уже закручивается змейкой. Правда, змейкой очень тихой, как в рассказе "Пёстрая лента" Артура Конан-Дойла.

Тут выяснилось, что дама всё же открывала торбу пошире, чтобы вернуть чужое. Возникла следующая коллизия — кому лезть внутрь. Владелица сумки исключалась, поскольку она не очень хорошо различала своё и чужое. Я бы предпочёл, чтобы в торбу полезло лицо официальное, например кассир, но он стоял по ту сторону прилавка и всем видом выражал неготовность переходить на нашу сторону. Я беспомощно оглянулся. Лучшие люди города стояли в очереди с совершенно безмятежным видом, как будто никто никуда ни по какому поводу не спешит. Очередь скрывалась за шкафами с товарами, невзначай приводя на память знаменитые строки о том, что вас, может, и мильоны, а нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.

В результате в торбу пришлось лезть мне. Сметана была извлечена на свет в целости, дама громко извинилась, мы с кассиром стали убеждать её в том, что ничего страшного не произошло. С большим трудом  нам удалось оттеснить даму от прилавка. Она, кажется, имела ещё какие-то вопросы к кассиру, однако шанса задать их уже не получила.

Но какова очередь! Мне кажется, что наша русская терпеливость несколько преувеличена на фоне того колоссального терпения, которое проявляют рядовые французские граждане в быту — в магазинах и в городском транспорте. Кассиру, наверное, по корпоративным стандартам положено терпеливо общаться с клиентами, но очередь!.. Хоть бы кто хмыкнул, крякнул, вздохнул или заявил о своих симпатиях к Национальному фронту. Молчали, скрывали и таили и свои чувства, и свои мечты. 

Хоть не ходи по магазинам, расстройство одно!
Comments