Блог‎ > ‎

Век Померанца: неповторимое утро

Отправлено 14 мар. 2018 г., 12:27 пользователем Илья Дементьев
Ни с каким другим автором так не было: читаешь — и близко всё одновременно уму и сердцу. В одних случаях отдаёшь должное интеллекту, но не цепляет чувств. В других — есть душевное соучастие, но трезвый рассудок констатирует: не то. У Померанца всё было то, хоть он сам, наверное, не обрадовался бы такому созвучию, потому что чужие пути к истине не ведут.

Я видел Григория Соломоновича вблизи однажды — в Петербурге, на набережной, отдавшейся власти ноябрьских ветров. У меня есть его автограф на статье в малотиражном сборнике о Достоевском — не на других его книгах, которые все, что были изданы в постсоветской России, я собрал. Словом, почти родственники.

Вчера Г. С., этому беспокойному успокоившемуся духу, исполнилось сто лет.

Выход из транса может быть только один, а у меня вот два экземпляра книги Померанца «Выход из транса» (1995). Один был зарезервирован для чтения и карандашных пометок, а второй — для верности, вдруг что случится с первым. Вновь перелистываю страницы, по которым рассыпаны подсказки, как выйти из транса. Особый дар — видеть, как через сиюминутность просвечивает вечность, как через открытость бездне происходит собирание себя. Померанц говорит:

Катон — на стороне побеждённых. Сперва ритм Целого, потом отдельные предметы. История не даёт России лёгкой жизни. Обвинительный приговор прошлому — не в критических оценках, а в нашем духовном и нравственном убожестве. Задача культуры — освободиться от помрачения ума, вызванного страхом и ненавистью. Образование не спасает от пристрастий. Спасение не в том, чтобы проклясть Ленина и взорвать его памятники, а в том, чтобы научиться действовать, не впадая в раж. Достоевский говорит моему уму и сердцу больше, чем Толстой, но он одержим был страстями, от которых Толстой свободен. Вдруг пробуждается сознание, что ничего не решится без внутренней тишины, без успокоившегося духа.

Нет никакого пути, который ведёт к истине. Есть пути, которые проходят близко от истины. Но чтобы войти в истину, надо свернуть с дороги, самому проложить след. Все чужие пути ведут в тупик. Ибо они достигли истины когда-то и где-то, а не здесь и теперь.

Неповторимо каждое утро, и каждый цветок распускается один-единственный раз. Хотя вечно повторяются весна и осень.
Comments