Блог‎ > ‎

Тоска

Отправлено 9 июн. 2014 г., 11:11 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 9 июн. 2014 г., 11:13 ]
«Конечно же, она задумывалась и о своем одиночестве, и о смерти, — пишет Борис Иосифович Бейненсон о Тамаре Львовне Вульфович. — Не случайно самым любимым ее рассказом была чеховская "Тоска". Какой бы цикл лекций по русской литературе ни начинала Тамара Львовна, первой была новелла об извозчике Ионе, у которого умер сын и который пытается найти у людей сочувствие своему горю. Она всегда поражалась тому, как герой одновременно жалок в этих тщетных исканиях и как почти по-библейски велик в глубине и масштабности чувств.

В конце девяностых годов она последний раз в своей жизни привела учеников к этому чистейшему источнику русской классики, и в результате возник один из самых животрепещущих спектаклей нашего коллектива — "Тоска". Думаю, для нее он был достаточно значимой вехой в жизни: она была и автором идеи, и первым самым благодарным зрителем и ценителем того, что получилось.

Откройте книгу и прочитайте вновь этот рассказ, начиная с эпиграфа: "Кому повем печаль мою?.." и до конца. Постарайтесь услышать ровный и низкий голос Тамары Львовны: "Иона увлекается и рассказывает ей всё..." Наверное, сотни раз Тамара Львовна, доходя до финала рассказа, останавливалась на гениальном чеховском многоточии и, отрывая взгляд от текста, который знала уже наизусть, грустно и мудро всматривалась в лица своих учеников.

Приостановимся и мы на этом многоточии, ибо, я уверен
, — завершает рассказ о своём Учителе Борис Иосифович, — здесь наши мысленные связи обязательно пересекутся и мы непременно откроем для себя что-то очень важное из мира этой удивительно цельной и гармоничной женщины».

...

Таких людей больше нет и не будет, вот где настоящая тоска. Слово "стоп", выбранное давным-давно в качестве названия театральной студии, обрело наконец свой страшный смысл. Борис Иосифович, без устали приводивший учеников год за годом к чистейшим источникам классики, ушёл в тот мир, где непременно открывается что-то очень важное. Ушёл, унеся с собой и хрупкие воспоминания, и невоплощённые замыслы, и грусть, и мудрость. Оставил только учеников. Чудесные ученики бывают лишь у чудесных учителей, которые увлекаются и рассказывают всё. Если бы не эта удивительная генеалогия, связующая многие поколения чутких и светлых людей, жить было бы совсем тоскливо.

Есть кому поведать свою печаль, и в конце этого рассказа теперь всегда будет многоточие. Всегда будет повод остановиться и всмотреться в лица учеников.

Comments