Блог‎ > ‎

Откуда мы в Калининградской области: десять лет спустя. Кубановка

Отправлено 15 окт. 2012 г., 13:53 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 26 нояб. 2012 г., 18:45 ]
 В небольшом зале библиотеки посёлка Кубановка Гусевского района собрались дети первых переселенцев – от 1938 года рождения и моложе. Они рассказывали о своём быте конца 40-х – 50-х: о том, как трудились и отдыхали, бегали в кино и подворовывали морковку. Глазам не верили, как много от немцев осталось цветов. Свадьбы – без шика и лимузинов, в тучные годы кортеж состоял из велосипедов. Подарки молодожёнам были в стиле Винни-Пуха – например, носки. Учителя скинулись и подарили на свадьбу четыре стула. Продавщица – от лица советской элиты – преподнесла кастрюлю. Какая-то Лена принесла в качестве свадебного дара вазу, а потом взяла и унесла её назад. На Новый год ставили в немецком здании клуба ёлку, дома танцевали под патефон. Религиозные праздники особо не отмечали, однако многие беспартийные запросто возили детей в Кибартай – креститься. Раз собрались туда, но тут завязалась вьюга – поездку пришлось отложить. А угощение уже на столе приготовлено – ну, съели на радостях. Ещё праздник – выборы: танцы, музыка на всю округу, кофе в буфете.

Если вдуматься, то эти люди прожили трудную, очень трудную жизнь. Сначала оккупация – отсчитывай годы жизни в землянке: девочке три, четыре, пять, шесть... Потеря родных. Разорённая деревня. Дорога в неизвестность. Расселение в чужом краю. Под подушкой дома держали топор, а ещё отец собирал пистолеты с немецких трупов (только годы спустя перестали запирать дверь!). Потом риск взорваться (нашла мама красивый серебряный самолётик, а папа вызвал сапёров). Потом бездорожье: шесть километров по сугробам мимо кладбища не находишься – бросили школу. Затем работа, огромная семья, скудный стол. Дух и тело обретали гармонию в Кибартае – односельчане не только крестили там детей, но и затаривались колбасой. Они десятилетиями трудились – кто дояркой, кто учительницей – в полутора сотнях километров от морского берега. И ни разу за это время не выбрались посмотреть на линию горизонта со шведским акцентом. Невыездные подобно Канту, только категорический императив получился у них с поправкой на совхозную действительность: то надо детей кормить, то скотину, то работать в поле. Некогда путешествовать, таков принцип всеобщего законодательства.

Им удалось многому научиться, несмотря на брошенную школу и головокружение от успехов совхозного строительства. Научились радоваться малому, не переживать по пустякам. Научились, между прочим, растить детей. Когда нужно – плакать об ушедших, когда нужно – петь о неразделённой любви. Вспоминать с улыбкой о былом – тоже наука.

Вся жизнь этих обычных русских людей – как будто кто-то всё время приносил и уносил подаренную вазу. А они всё живут – с тем же лёгким сердцем, и картина их жизни проста до дрожи. Стулья с чьей-то свадьбы. Выцветшие на солнце занавески. Дверь по-прежнему не заперта, под запылившимся окном – доставшиеся в наследство цветы, которым никогда не понадобится ваза.


Comments