Блог‎ > ‎

Очарованные странники

Отправлено 24 янв. 2015 г., 23:21 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 30 янв. 2015 г., 10:09 ]
   Мы живём в мире, в котором есть целлюлоза, нефть, янтарь и что-то ещё...


По-моему, самый успешный проект в области публичной истории (Public history), который осуществляется в Калининградской области, — это проект Ирины Алексеевны Поляковой «Янтарь в истории города». Что характерно, Ирина Алексеевна — не историк по образованию. Быть может, именно это в сочетании с эрудицией, творческим подходом и целеустремлённостью обеспечивает невероятно интересные результаты. Историкам не хватает дерзости пускаться в рискованные путешествия. Кажется, что под ногами нужно всё время ощущать почву, которая твёрже стали.


Мы живём в эпоху великих — по меркам нашего крошечного региона — культурологических открытий. Ирина Алексеевна тонко работает с культурной памятью калининградцев — знакомит их с именами неординарных людей прусской Реформации и, чего уж там, прусского Ренессанса, с необычными поворотами судеб наших забытых доселе земляков, с повседневными практиками янтарщиков, алхимиков и аптекарей. Выдающиеся кёнигсбержцы оказываются близкими взыскательным калининградцам, потому что, будучи зачарованы полтысячелетия назад солнечным камнем, принадлежат к тому миру, который спасается одним — красотой. Ирина Алексеевна расколдовывает этих кёнигсбержцев, затерянных где-то на полях фолиантов, которые пылятся в отделах редких книг европейских библиотек. Андреас Аурифабер, Иоганн Полиандер, теперь ещё несколько персонажей на подходе... Она и сама — очарованная странница, радующаяся нечаянным открытиям и спешащая щедро делиться этой радостью с другими.


В своё время Полиандер завещал родному Кёнигсбергу своё богатейшее книжное собрание. Увы, в пожарах и войнах оно практически полностью погибло. Всё, что нам осталось сегодня, — сожаление на выдохе, но и восхищение на вдохе: мы живём в мире, в котором есть не только целлюлоза, нефть и янтарь. В нём находится пока место и для душевных порывов, и для благодарной памяти.
Comments