Блог‎ > ‎

NB

Отправлено 15 нояб. 2012 г., 12:08 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 26 нояб. 2012 г., 18:45 ]
 Больше всего в Музее Отечественной войны 1812 года меня поразила подпись Наполеона. Я видывал разные автографы важных людей - иногда росчерки не помещались целиком на листе бумаги. Графологи, кажется, считают, будто у людей с манией величия подпись ползёт на северо-восток, не может идти ровно – как у нормальных двуногих тварей. А как расписываются чиновники! Защищаясь от подделок, одни слишком мельчат, другие, наоборот, размахиваются так, что выходят за любые рамки. Словом, не жаль им ни сил, ни времени – подписываются так, словно творят шедевр. На века. В надежде попасть в музей.

Автографы Наполеона – совсем иного рода. Угадывается буква N, потом какая-то завитушка и... всё. По крайней мере здесь мания величия не просматривается.

Ещё на выставке представлены французские карикатуры на участников Венского конгресса. Кто на столе, кто за столом, кто под столом. Делили Европу в лучших традициях. Там у людей, думаю, были подписи что надо! Наполеон, конечно, - образ не карикатурный. Вот он коронует жену, вот обнимается с Александром, вот ведёт великую армию в атаку, вот ускользает от чар королевы Луизы. Другой раз хмуро взирает на Лористона – это уже второй акт балета, когда мажор сменился минором. У Верещагина Наполеон всерьёз задумался, кой чёрт понёс его в эту Россию.

Делали выставку о подвиге русского народа, а получилось опять о Наполеоне. Нет, там есть и мужики, и казаки, и великие русские полководцы. И генерал Мороз, и батарея Раевского. Но, начавшись с двух писем скромного корсиканца с незатейливой подписью, экспозиция завершается выразительными портретами человека, на своей шкуре почувствовавшего, как проходит земная слава. Он убыл в объятия Святой Елены, а нам осталось на два века довольно забот. Делить Европу, оформлять выставки, маскировать мелочность своих решений размашистыми подписями. Так часто мы почитаем всех нулями, так часто мним о себе, что герои; со стороны или по прошествии времени обнаруживается, что мы - лишь статисты, массовка, фон для фигуры. 

Подлинное величие – не в образе заботливого мужа, возлагающего корону на голову жены. В чём-то другом. Угаданный художником взгляд, исполненный трагического понимания неизбежности заката. Бесхитростная подпись – N с завитушкой. Сто дней до приказа о войне и мире. Глоток мышьяка, сопричастность вечности.


12.11.2012
Comments