Блог‎ > ‎

Надёжный причал

Отправлено 30 мар. 2017 г., 14:24 пользователем Илья Дементьев
Глубокая, хотя и моя, мысль состоит в том, что паломничество в самом себе находит свою награду. Но бывают и счастливые исключения из этого правила. Расскажу, в частности, что я нашёл в родительском доме Токвиля.

Сухая справка гласила, что родители Токвиля проживали в доме 49 по улице Вернёй. По тому же адресу жил и он сам в 1830 году — накануне знаменитого путешествия в Америку. Письма, которые ему направляли многочисленные корреспонденты, шли на этот адрес вплоть до 1834 года. 

Светило задорное мартовское и далеко не синее, насколько я могу судить, солнце. Дом с искомым номером я обнаружил быстро, он находится в нескольких шагах от набережной Сены и от моста Искусств. Даже не потребовалось идти мимо шикарных кладбищ и больших базаров. Разумеется, ничто во внешнем виде этого здания не напоминало о великом Токвиле и тем более о родителях нашего героя. В правой части дома я заметил вход в типографию, куда тут же с готовностью вошёл, памятуя собственный совет всегда разговаривать с неизвестными. Доброжелательный владелец типографии, предвкушая, очевидно, серьёзный (уж таков был мой вид) заказ, выдвинулся мне навстречу. 

— Добрый день, — сказал я учтиво, немного в духе Старого режима, — подскажите, пожалуйста, не здесь ли располагался дом, где проживали родители Токвиля?

— Да, именно здесь, — подтвердил типограф. — Но он был разрушен в начале ХХ века, после чего на его месте построили новое здание. Родился Токвиль в другом месте, но в этом доме он писал «Демократию в Америке».

— Какая жалость! — заметил я, имея в виду, конечно, факт разрушения памятника. — И нет никакой мемориальной таблички в память о Токвиле?

—  Конечно же нет, — удивился мой собеседник. — Ведь и дома уже нет. Было бы странно вешать табличку на другом сооружении!

Хотя век Просвещения миновал достаточно давно, мне пришлось кратко просветить его в отношении новейших тенденций на востоке Европы. В Калининграде тоже дома Канта  давно нет, но на его месте стоит хрущёвка, на первом этаже которой разместился с комфортом ювелирный магазин, а рядом со входом — пожалуйста, табличка. Дом, в котором родился Кант. О будущем месте проведения межгалактических философских конгрессов в Веселовке я умолчал, потому что испугался, что от выкрутасов нашей политики памяти у неискушённого собеседника запросто может поехать крыша.

Поняв, что ловить тут больше нечего, я решил ретироваться.

— Что ж, — сообщил я новому знакомому, — мне пора. Пойду по другим адресам Токвиля. 

— Он так важен для вас? — не без тени удивления поинтересовался типограф.

— Очень! — в этом месте диалога я вкратце пересказал тезисы, выносимые на защиту.

— Одну минуту, — сказал собеседник. Он исчез в недрах типографии и появился через пару мгновений с книгой в руках. — У меня для вас небольшой подарок...

Моему вниманию предстала книга «Токвиль в Индии», выпущенная в этой самой типографии Жака Райха, по адресу улица Вернёй, 49, несколько лет назад. Замечу для точности, что на рынке это издание (а во Франции такая книжная политика, как раньше была в Советском Союзе — все новые книги имеют одну и ту же цену во всех магазинах) обошлось бы мне в 31 с половиной евро.

— Удачи в вашем паломничестве! — улыбнулся щедрый даритель.

Глубокоуважаемый Жак Райх, спасибо! О, эта встреча была далеко не случайной. Мир останется прежним, как иногда напоминают нам некоторые хриплые птицы, но мы будем немного другими.

Я знаю, говорит Токвиль, что Создателю не нужно повышать голос, чтобы звёзды следовали в космическом пространстве по орбитам, начертанным его перстом (je sais, sans que le Créateur élève la voix, que les astres suivent dans l'espace les courbes que son doigt a tracées).
Comments