Блог‎ > ‎

Медовая луна

Отправлено 13 авг. 2016 г., 13:40 пользователем Илья Дементьев
Я придумал новую классификацию языков. Но — обо всём по порядку.

Началось с того, что я решил на досуге перечитать «Смерть Вазир-Мухтара» Юрия Тынянова. «Побереги себя хоть для своей lune de miel», — пишет мать Грибоедова своему сыну на 312-й странице калининградского издания романа. В 1979 году, когда Калининград ещё не оглох у моря, Калининградское книжное издательство выпускало романы классиков в твёрдом переплёте тиражом 130 тысяч экземпляров. Поздний неолит какой-то, теперь в нашей провинции в основном печатают бланочную продукцию.

Однако письмо госпожи Грибоедовой меня удивило.

Lune de miel — это медовый месяц, тут, вроде бы, удивляться нечему. Странно другое: ведь lune — это луна, а не месяц в смысле тридцати дней. В русском языке слово "месяц" применяется и к периоду [времени], и к спутнику Земли. Но, пожалуй, во втором случае это касается только ситуаций, когда луна выступает небесным светилом, покровительствующим влюблённым. Американскому астронавту, ступившему на Луну в нашумевшей французской кинокомедии, мы бы не приписали слова "Иду по месяцу". Всё же месяц — это только луна на небе. И у нас, и у французов луну можно смело использовать как метафору месяца или наоборот, я тут не очень хорошо всё додумал.

Но выходит, что у французов "медовый месяц" — это не тридцать дней после свадьбы, а, прямо скажем, "медовая луна". Это очень странно. Конечно, в русском языке таких омонимов хватает. Вот была громкая дискуссия филологов о том, что за мир у Льва Толстого сопоставляется с войной в названии романа — то ли мир как отсутствие войны, то ли мир как весь свет. То ли граф изменившимся лицом на бегу к пруду подшутил над читателями, имея в виду оба значения. На помощь приходили буквы из старой орфографии: миръ — не то же самое, что мiръ, но сегодняшнему читателю, занятому в основном ловлей покемонов, уже ничего никогда не разобрать в этом деле, как никогда уже Калининградскому книжному издательству не напечатать роман Тынянова стотридцатитысячным тиражом.

В поисках пояснений я, как водится, обратился к русской Википедии. Она любезно поведала мне о том, что медовый месяц — это "первый месяц супружества молодых людей после свадьбы", и никакой луной тут никогда не пахло: "Выражение «медовый месяц» связано с обрядом изготовления на свадьбу слабоалкогольного пи́тного мёда, который молодые пили на свадебном пиру и в течение тридцати дней после свадьбы". В примечаниях находим анонимную Свадебную энциклопедию, которая придаёт медовухе благородных седин: "В древности на Руси существовал обычай, по которому для жениха и невесты специально варилась слабоалкогольная медовуха. Молодые пили ее не только на свадьбе, но 30 дней после нее. Никаких других, более крепких напитков им пить не разрешалось. Отсюда и пошло это выражение".

Это объяснение меня решительно не удовлетворило. Я обратился к французской Википедии, в которой выражению lune de miel посвящена большая обстоятельная статья.

Из неё следовало, что выражение употребляется во французском по меньшей мере с XVIII века, а в значении 29 послесвадебных дней — со второй четверти XIX (так что мать Грибоедова в версии Тынянова была, так сказать, на гребне волны). Выражение "медовая луна" объявлялось тут заимствованием из английского — я бы сказал, что это попросту калька — языка, где то же самое явление обозначается словом honeymoon, которое впервые появилось в печати в 1546 году в "Пословицах" Джона Хейвуда. Это выражение обозначает сладость любовных отношений, по поводу которых эпитет "медовый" в ходу по крайней мере со времён Шекспира. Про обычаи древней Руси авторы французской Википедии не слышали, но зато они устойчиво ассоциируют мёд со свадьбой в традициях Древнего Египта.

Путешествие по Википедиям мира было сладким, хотя длилось заметно меньше лунного месяца. Чтение Википедий дало мне основание предложить новую классификацию языков мира. Все языки, не считая чешского, делятся на лунные, солнечные, лунно-солнечные и звёздные.

Лунными будем называть языки, в которых "медовый месяц" — это "медовая луна". Солнечными — языки, в которых "медовый месяц" — это "медовый промежуток времени в 28—30 дней". Лунно-солнечными — языки, в которых "медовый месяц" и "медовая луна" значат строго одно и то же. Звёздными — языки, в которых "медовый месяц" — это "медовые или какие-либо иные сладкие недели".

Так, к лунным языкам относятся прежде всего романские языки: испанский (luna de miel), итальянский (luna di miele), португальский (lua de mel), румынский (luna de miere), французский (lune de miel). Особняком стоит английский (honeymoon). К тому же ряду мы вправе отнести непальский язык (Madhumas = "медовая луна"), тамильский தேனிலவு (thaen nilavu) и бенгальский (মধুচন্দ্রিমা , modhuchondrima) языки.

К солнечным языкам помимо русского принадлежат славянские языки — белорусский (мядовы месяц), болгарский (меден месец.), боснийский (medeni mjesec), польский (miesiąc miodowy против księżyc miodowу), сербский (медени месец), украинский (медовий місяць), но также албанский (muaji i mjaltit,месяц из мёда; луна по-албански будет hënë), валлийский (mis mêl), древнегреческий (μήνας του μέλιτος), арабский (شهر العسل shahr el 'assal) и иврит (ירח דבש yerach d'vash).

Лунно-солнечный язык — это фарси (не забудем, что именно персы убили Грибоеда): ماه عسل māh-e asal означает одновременно и "медовая луна", и "медовый месяц". Аналогичная ситуация (balayı) наблюдается в турецком языке. В новогреческом просто используются оба варианта — σελήνη του μέλιτος (медовая луна) и μήνας του μέλιτος (медовый месяц-время). Финское kuherruskuukausi соединяет луну и месяц, потому что луна по-фински kuu, а месяц kuukausi. В некотором роде славянские языки, для которых месяц-время и месяц-луна омонимичны, тоже могут трактоваться как лунно-солнечные. Однако считать, что, говоря "медовый месяц", кто-то из моих соотечественников воображает луну из мёда, я бы поостерёгся. Столь же осторожен я был бы в предположениях, что, говоря lune de miel, кто-то из французов воображает пропитанный мёдом отрывной календарь.

Очень интересная категория — звёздные языки. К ним прежде всего относятся финно-угорские, которые тяготеют к недельности: венгерское mézeshetek и эстонское mesinädalad означают "медовые недели". Это близко к солнечным языкам, но лишено аромата двусмысленности. Под венгерским влиянием находятся братья-словаки (medove tyzdne). К звёздным приближаются и континентальные германские языки: нидерландское wittebroodsweken (недели белого хлеба), шведское smekmånad (ласковый месяц) и др. Особняком стоит также немецкий язык. В нём есть заимствованные из английского оба варианта — и лунный, и солнечный: Honigmond и Honigmonat. Однако мой словарь оба слова помечает как устаревшие (первый устарел больше). Время после свадьбы немцы называют "блестящими неделями" — Flitterwochen, что похоже на "медовый месяц", но без мёда и неизвестно как долго. В общем, звёздный язык.

Есть ещё чешское líbánky...

Короче говоря, много чего есть, чем пора нам, лингвистам, заняться всерьёз.
Comments