Блог‎ > ‎

Как я побывал в уникальном музее книг

Отправлено 3 мая 2016 г., 11:03 пользователем Илья Дементьев
Если будете в Тбилиси, обязательно посетите Музей книг. Как сообщает реклама на здании Национальной парламентской библиотеки, это самый большой на Кавказе и первый в Грузии такой музей. 

И то правда: думаю, больше таких музеев вообще нигде в мире нет. Только, пожалуй, этот музей посвящён не столько книге, сколько неподражаемому грузинскому образу жизни, сочетающему исключительную доброжелательность и полный хаос. 

Купившись на рекламу, я прошёл вдоль галереи в поисках входа в самый большой музей книги на Кавказе. Решётка около самого объявления была закрыта, затворены оказались и следующие двери по направлению движения с юга на север. Наконец я нашёл открытую дверь, над которой висела табличка "Читальный зал имени Чабуа Амирэджиби", а рядом ещё несколько табличек на великом языке Шота Руставели. 

Решительно войдя внутрь, я обнаружил двух охранников, одного постарше, второго помоложе. Поздоровавшись на грузинском, спросил у них: «А как пройти в музей книг?" Охранники с улыбкой поинтересовались, есть ли у меня пропуск в библиотеку. «Нет, конечно, — ответил я. — А что, просто так в музей пройти нельзя?» — «Нет, нельзя, — пояснили на хорошем русском стражи порядка. — Вам надо обойти здание и получить пропуск в регистратуре». 

Я покорно отправился обходить здание по периметру с северной стороны. Там среди закрытых дверей обнаружил вход в регистратуру. От названия пахнуло воспоминаниями из детской поликлиники, но ненадолго: в комнате оказалось три очень вежливых сотрудницы средних лет. Я повторил свою легенду с начала: хочу посмотреть музей книг. Сотрудницы с готовностью заулыбались. 

«Вам надо записаться, — сообщила сотрудница, сидевшая по центру. — Давайте Ваш паспорт!» Упомянутый паспорт через мгновение был перехвачен сотрудницей справа, которая отправилась с ним в дальнюю комнату. 

Лишившись документа, дававшего мне право вернуться на родину, я слегка оторопел. Однако центральная сотрудница, не теряя времени даром, протянула мне листок, испещрённый грузинскими буквами. «Распишитесь, а я уж за Вас заполню!..» — после такой недвусмысленной инструкции мне не оставалось ничего, как подписать непонятный для меня текст, после чего центральная сотрудница деловито заполнила бланк всеми моими мыслимыми и немыслимыми персональными данными. Утешало одно — все эти данные были зафиксированы на грузинском, что в глазах носителя индоевропейского языка придавало всё же документу некоторую несерьёзность. 

Левая сотрудница улыбалась и одобрительно кивала головой, усыпляя мою бдительность. 

Не успел я спросить, где же мой паспорт, как центральная сотрудница скомандовала: «Снимите очки! Отступите немного... ещё... ещё... назад!» — моё тело приняло искомую позу на требуемой дистанции, после чего я был немедленно сфотографирован. 

Через минуту вернулась правая сотрудница с моим паспортом и его ксерокопией, а пока я приходил в себя, центральная уже протягивала мне читательский билет с моим портретом без очков и памятку об электронных ресурсах на грузинском, которыми я теперь буду пользоваться онлайн до скончания века. 

Оторопев, я робко осведомился, нет ли при музее книг заодно книжного магазина, потому что моя репутация в странах Старого Света довольно устойчива, однако все трое замотали головами: нет, нет, там просто музей. На прощание сотрудницы много улыбались и желали мне всего хорошего. 

Выйдя из регистратуры с читательским билетом, я почувствовал себя слегка грузином и направился в обход по периметру (с западной стороны) в сторону музея. Нужно было прийти в себя и отобедать, поэтому я появился вновь на входе в читальный зал имени Амирэджиби лишь через несколько часов. Те же охранники с любопытством рассматривали меня. У меня возникло стойкое ощущение, что они ждали меня всё это время. 

«Вот мой читательский билет...» — я начал озираться в поисках какого-то считывающего устройства, однако охранники лениво махнули рукой — мол, проходи так. Подумалось с гордостью: приняли за своего. «А музей ещё работает?» — осмелился спросить я. «До восьми часов!» — весело сообщил охранник помоложе. «Где же он?» — «Поднимитесь на второй этаж». Я прошёл с запада на восток мимо улыбчивой сотрудницы, следившей за лентой, по которой, как в аэропорту, проезжает багаж посетителей. Повернул на север, прошёл под лестницей и снова был вынесен к охранникам, которые любезно указали мне путь наверх. 

Поднявшись на второй этаж, я увидел роскошный читальный зал имени Чабуа Амирэджиби. Чего там только не было! Впрочем, трудно сказать чего, поскольку в книжных шкафах покоилась литература в основном на грузинском. Я увидел Большую советскую энциклопедию и Советскую грузинскую энциклопедию, что придало мне некоторой уверенности. В зале сидели читатели интеллигентного вида, вдали утопал за линией горизонта огромный бумажный каталог, выполненный в старорежимном стиле. Справа от входа я увидел стойку, за которой по традиции находились трое библиотекарей. 

Смело ринувшись к ним, я вообразил, что сейчас наконец увижу вожделенный первый в Грузии и крупнейший на Кавказе музей. Слегка даже прикрыл глаза от удовольствия, но потом снова отворил их, чтобы не шокировать заподозривших неладное служительниц читального зала. 

«Гамарджоба, — деловито поздоровался я и быстро перешёл к делу, — подскажите, пожалуйста, как пройти в музей книг?»

Вопрос мой вызвал у библиотекарш некоторое подобие переполоха. Они стали быстро и громко переговариваться по-грузински, так что я не разобрал ни одного слова, что, в общем, не показалось никому странным. Меня ещё удивило, что никто до сих пор не спросил читательский билет, который был добыт с таким трудом. 

«Мне сказали, что надо через читальный зал пройти в музей...» — забеспокоился я. 

«Этого музея ещё нет, — сжалилась надо мной одна из сотрудниц читального зала. — Он ещё не открылся. А откуда Вы о нём знаете?» 

«Как это откуда? — изумился я. — У Вас всё здание по периметру рекламой обвешано!» 

«К сожалению, пока не открылся», — участливо ответила библиотекарь. «А когда откроется?» — спросил я. «Не знаем, никто не знает...» 

С тяжёлым сердцем спускался я по скрипучей лестнице Национальной парламентской библиотеки Грузии, где меня так и не попросили предъявить читательский билет, ради которого пришлось даже снимать очки. Все так хотели мне помочь, все одаряли меня советами, все покоряли меня хорошим русским языком и доброй улыбкой. В результате же выяснилось, что никакого музея книг не существует — ни первого, ни последнего в Грузии. 

Поразмыслив, я решил не кручиниться: ведь теперь я вооружён читательским билетом и, возможно, раньше других узнаю о том, что музей всё-таки открылся. 

С этой мыслью я отправился к площади Свободы, которую все — от мала до велика — называют по-старому площадью Ленина, где наткнулся на книжный развал, в центре которого манила тёмно-красной обложкой книга, которая называлась... Впрочем, это совсем другая история.

    
Comments