Блог‎ > ‎

Как я переводил Гёте

Отправлено 4 окт. 2018 г., 12:36 пользователем Илья Дементьев
С утра намечалось несколько срочных и важных дел, поэтому я немедленно отложил всё в сторону и проявил искренний интерес к эпитафии «Могила Анакреонта» (1785) великого Гёте. В переводе С.А. Ошерова этот текст заканчивается двумя строчками: Летней, и вешней порой, и осенней сполна насладившись, Старец счастливый в земле скрылся от зимних невзгод. Меня заинтриговало, почему лето здесь предшествует весне. Пришлось обратиться к оригиналу. Гёте расставляет акценты так: Frühling, Sommer und Herbst genoß der glückliche Dichter; Vor dem Winter hat ihn endlich der Hügel geschützt. Что ж, налицо строгий порядок в ходе вещей: поэт последовательно наслаждается весной, летом и осенью, потом наступает зима. У нас же за летом следует весна, потом вдруг наступает осень. Понимаю, что многоголовая толпа переводчиков не делает погоду, как гидрометцентр, но всё же проверил. В английском переводе Ричарда Стоукса порядок не нарушен: The happy poet savoured spring, summer and autumn; This mound has at the last protected him from winter. Сохоранил порядок и Э.А. Боуринг, похоронив в своём очень вычурном переводе менестреля: Spring and summer and autumn rejoiced the thrice-happy minstrel, And from the winter this mound kindly hath screen'd him at last. Э.С. Клайн высказался полаконичнее, но в том же духе: The happy poet enjoyed spring, summer and autumn: And this mound, at last, from winter is sheltering him. Французский переводчик Анри Блаз обошёлся без холма: Heureux poёte! il goûte les biens du printemps, de l'été, de l'automne, et la tombe est venue à la fin le garder des rigueurs de l'hiver. Русские переводчики действовали по тому же шаблону. В раннем переложении И. Покровского порядок был в порядке: Он видел прелести весны, златое лето И осень — от зимы холм защитил поэта. Обращает на себя внимание, что Анакреонт тут не наслаждается временами года, а видит их. У М.Л. Михайлова Анакреон тоже глазеет на сезоны, которые, как и у Покровского, наделены эпитетами от щедрот переводчика. Тут порядок сохранён, но нарушен ритм. В результате у него строчек в полтора раза больше, чем у Гёте: Счастливец, и весну он видел молодую, И лето жаркое, и осень золотую, И от седой зимы здесь скрылся наконец! В переводе Дм. Усова тоже всё по плану, но тут трудолюбивый старец не видит, а познаёт времена года вместо тупых удовольствий: Всё, счастливый, изведал: весну, и лето, и осень; Но от зимы, наконец, этот укрыл его холм. М. Дмитриев обошёлся без лета, но заставил впавшего в мудрое упоенье Анакреонта заниматься временами года лично: ...он в мудром упоеньи Умел продлить весну до осени своей. Сей холм укрыл певца от хлада зимних дней. В. Тилло дал самый точный перевод, чётко распределив времена года: Вешнею, летней, осенней порой насладился счастливец, От ненастной зимы холмик его защитил. Единственное, почему холмик? Видимо, для ритма. У Ошерова вольностей немало: профессиональная идентичность меняется на возрастную, а вертикаль — на горизонталь. Почему-то поэт становится старцем, а холм — простой землёй, но это мелочи. Нарушение календаря интереснее: один Ошеров начинает с лета. Почему? Что бы не сказать (как сделал Тилло): Вешней, и летней порой, и осенней сполна насладившись, Старец счастливый в земле скрылся от зимних невзгод. Едва ли принцип, избранный Ошеровым, — алфавитный (хотя, кстати, подходит). Не исключаю, что он выбрал распределение времён года по нисходящей: больше всего Анакреонт наслаждался летом (для москвича это очевидно, хотя греки могли иметь другое мнение), весной чуть меньше, осенью — особенно до начала отопительного сезона — ещё меньше, но всё-таки наслаждался. А потом, не дожидаясь зимы, счастливый старец скрывается в земле. Другого внятного объяснения у меня нет. Вдумываясь в ошеровский перевод, я обратил внимание кое на что ещё. У Гёте очевидное анаграмматическое соответствие между der GLÜcklicHE и der Hügel, между счастьем и могильным холмом. Если бы это мог обыграть хоть один переводчик! Я вот предлагаю оставить в покое это занудное перечисление — весна, лето, осень — всё равно не разобраться, что за чем следует. Напишем, например, так: Кругом времён насладился блаженный пиит, И от зимы он в ложбине курганом укрыт. Тут появилась ложбина, которой у Гёте не было, это верно. Зато ложбина (место покоя поэта) созвучна блаженному (ЛЖБН — БЛЖН), чётко выдержан гётевский замысел. Игра удваивается, когда анаграммируются КРУГ и КУРГан — все времена года, ходившие по кругу, и могильный холм. В два раза больше смысла, чем у Гёте! Не уверен, правда, что под курганом бывают ложбины. Тогда можно сказать так: Весна, лето, осень — круг времён испытал стихотворец. Ныне он стих под курганом, укрывшись от зимних забот. Тут, впрочем, аллитерация слишком бросается в глаза. Решил потом доработать, пока зима не наступила.
Comments