Блог‎ > ‎

ДВЕРЬ В ПОРТУ

Отправлено 3 апр. 2018 г., 23:47 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 3 апр. 2018 г., 23:48 ]
Уверен, что совершение открытий предначертано свыше. Вот, в частности, какое открытие совершилось у меня между делом сегодня утром.

Позавчера я задумался и по рассеянности купил в «Катарсисе» сборник сочинений Дени Дидро. Добротное советское издание 1973 года издания в серии "Библиотека всемирной литературы". На книге было указано две цены. Будучи человеком по природе скупым, я намеревался заплатить меньшую, владелец книжного магазина предлагал бóльшую, мы начали торговаться, и об исходе этого торга я ничего говорить не буду, чтобы не узнали другие сотрудники этого замечательного магазина. В "Жаке-фаталисте и его хозяине" моё внимание привлёк следующий пассаж:
«Когда я услыхал восклицание крестьянина по поводу жены: "Какого черта понесло ее к дверям!" — мне вспомнился мольеровский Гарпагон, говорящий о своем сыне: "Какого черта понесло его на эту галеру!" — и я понял, что мало быть правдивым, а надо еще быть и забавным; и по этой-то причине мольеровское восклицание "Какого черта понесло его на эту галеру!" навсегда войдет в язык, тогда как восклицание моего крестьянина "Какого черта понесло ее к дверям!" никогда не станет поговоркой» (пер. Г. Ярхо, стр. 269). Тут всё мне, как обычно, показалось странным. Во-первых, что уж такого забавного в восклицании "Какого чёрта понесло его на эту галеру"? Правдивого, однако, здесь ещё меньше, потому что реплика эта, как известно, принадлежит не Мольеру. Комедиографу сильно подфартило, что в его времена не было Диссернета, иначе бы ему не сошло так легко с рук то, что он в своих "Плутнях Скапена" (1670) позаимствовал сцену с этими словами из "Одураченного педанта" (1654) Сирано де Бержерака. С третьей стороны, повествователь у Дидро привносит в эту неразбериху и новые краски, неверно идентифицируя персонажа, произносящего эти слова: это не Гарпагон, а Жеронт (на это дурачество указывает педантичный комментатор русского издания). Хотя оба они скупы, это всё же разные люди. Ключевой вопрос: знал ли Дидро о том, что Мольер украл сцену с этой репликой у Сирано. Моя гипотеза состоит в следующем — не только знал, но ещё и намекнул нам на этот факт хитроумной языковой игрой. Судите сами. Повествователь у Дидро следующим образом цитирует крестьянина:
Que diable faisait-elle à sa porte? = Кой чёрт понёс её к дверям? Потом повествователь цитирует якобы Мольера:
Qu'allait-il faire dans cette galère?
...и это близко к словам в "Плутнях Скапена" Мольера:
Que diable allait-il faire dans cette galère? = Кой чёрт понёс его на эту галеру? В оригинале Сирано, которого Мольер обокрал, написано так:
Que diable aller faire aussi dans la galère d'un Turc? = Кой чёрт понёс его на галеру турка? Турок действует и у Мольера, но в конкретной реплике различие между оригиналом и заимствованием как раз в слове Turc. Видимо, Мольер незатейливым рерайтингом, как принято у некоторых дилетантов и сейчас, попытался замаскировать свою кражу. Теперь забудем на время о Мольере и сопоставим финалы первой реплики у Дидро (...à sa porte) и оригинальной фразы у Сирано: (...d'un Turc). Voilà! Дидро, судя по всему, играет со значением слова PORTE. Будучи именем нарицательным, это слово обозначает дверь, но как имя собственное — это название правительства Османской империи, знаменитая Блистательная Порта (конечно, оно тоже связано семантически со словом "дверь, ворота"). Элементарная синекдоха позволяет переносить значение правительства на страну / нацию в целом. Таким образом, приписывая крестьянину реплику о жене, которую чёрт несёт к la porte → дверям, Дидро намекает читателю на оригинальный текст Сирано, где тот же чёрт несёт сына Гранже на галеру de la Porte → турка.

В этом карнавале нет уже ничего правдивого, но кое-что забавное, несомненно, есть. 
Comments