Блог‎ > ‎

Астериск и обелиск

Отправлено 9 мар. 2020 г., 00:28 пользователем Илья Дементьев   [ обновлено 25 сент. 2020 г., 11:37 ]
Издательство Ивана Лимбаха всегда радует интересными публикациями, которые даруют новые знания. Очень познавательная книга Андрея Бабикова «Прочтение Набокова. Изыскания и материалы» (СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2019) снабжает массой любопытных фактов из творческой биографии Набокова, а также множеством деталей из истории публикаций набоковских произведений. Мне такое всегда нравится — Андрей Бабиков обнаруживает ошибочные переводы, неправильные прочтения рукописей Набокова и в связи с этим издательские погрешности. Книгу отличает полемический стиль, временами захватывающий даже самый искушённый дух. Допускавшим огрехи публикаторам и переводчикам достаётся на орехи. Набоков постоянно играл с читателями — каламбурил, анаграммировал, шифровал разные имена, поэтому возникает сильное искушение счесть некоторые особенности обсуждаемой книги тоже своеобразным авторским или издательским замыслом. Допустим, в книге упоминается «Стэндфордский университет» (с. 97). Получившийся вместо Стэнфорда (Stanford) топоним — это контаминация stand и Ford, очень по-набоковски. В другом месте Андрей Бабиков предлагает очень любопытный неологизм: «...один из двух шуринов Цинцинната в его присутствии поет всевдоитальянскую фразу из оперной арии» (с. 121). Всевдоитальянский — это же чудесно, это всегда-псевдо-итальянский, ведь набоковейшее слово получилось! Но самая примечательная находка издательства — это новый термин в типографском деле. Есть слово, обозначающее звёздочку, которую в книгоиздании используют для сноски или вообще чтобы отметить что-то особо. Это слово астериск, и происходит оно из французского (там astérisque в этой роли фигурирует по крайней мере с XVI века), а далее — из средневековой латыни, где asteriscus восходит к древнегреческому ἀστερίσκος «маленькая звезда». Стоит ли говорить, что это одно из древнейших понятий в книжном деле! Его раньше всех из известных нам авторов упоминает Диоген Лаэртский в третьей книге жизнеописаний философов. Диоген сообщает, что «при сочинениях Платона имеются некоторые знаки... Крест ставится при словах, оборотах и вообще — при Платоновом обычае. Расщеп — при догмах и суждениях Платона. Крест с точками — при избранных местах и красотах слога. Расщеп с точками — при исправлениях некоторых издателей. Черта с точками — при местах, безосновательно отвергаемых. Дуга с точками — при повторениях и перестановке слов. Зигзаг — при последовательном изложении философии. Астериск — при согласии догм. Черта — при местах отвергаемых» (перевод М.Л. Гаспарова исправлен мною путём замены гаспаровского слова «звёздочка» на «астериск», который на самом деле у Диогена). Что же делает издательство Ивана Лимбаха в книге, во многом посвящённой набоковским розыгрышам и мистификациям? Дважды используется там слово, обозначающее в типографском деле звёздочку, и это слово — астерикс. «Астерикс и примечания принадлежат Набокову» (сноска на с. 292); в указателе имён «Астериксом означены псевдонимы» (с. 796). Первое желание — кинуть в редактора и корректора книги камень (два камня). Но надо признать, что в целом более чем 800-страничная книга неплохо отредактирована, простых опечаток (типа «...имел такое же обыкновение ложится навзничь на пол», с. 91) там совсем немного. Я склонен думать, что это не тривиальное следствие работы всемогущего Т9, а сознательный манёвр издательской команды, нацеленный на проверку внимательности читателей. Незначительная перестановка двух последних букв в словах 'астериск' и 'астерикс' спровоцировала небольшое этимологическое исследование. Астерикс (Astérix) — это имя одного из двух героев французского комикса (с 1959 г.), которое действительно получилось путём искажения французского слова astérisque и придания ему суффикса -rix, типичного для галльских имён (например, Верцингеторикс, лат. Vercingetorix, возглавивший войну галлов против Юлия Цезаря). Таким образом, Астерикс родился из астериска с помощью нехитрой аранжировки. Интересно также, что напарник Астерикса по комиксу Обеликс (Obélix) имеет имя, образованное из слова «обелиск» с аналогичной заменой -isque на -ix. Однако обелиск (франц. obélisque ← др.-греч. ὀβελίσκος, также франц. obèle ← др.-греч. ὀβελός) — это не только обелиск, то есть «вид монумента», но также типографский знак — †, который используется для обозначения сноски наряду с астериском, о чём я, стыдно признаться, не имел ни малейшего представления. Между тем астериск и обелиск ходят парой всюду, например в стандартном наборе сносок документов Word. В настройках формата номера сноски можно выбрать арабские цифры, латинские буквы, римские цифры в двух видах, а потом предлагается набор символов, где первая ссылка имеет вид астериска *, вторая — обелиска †, третья — двойного обелиска ‡, четвёртая — параграфа § и т.д. Астериск и обелиск — вместе навсегда. Набоков, кстати, прекрасно знал слово «астериск». В «Других берегах» он цитировал Майн Рида, чьи тексты местами казались ему похожими на гоголевские, и там уже были «астериски». Известно писателю было и типографское значение слова. Последнее предложение рассказа «Time and Ebb» (1945 г.) в переводе Г. Барабтарло («Быль и убыль») таково: «Восхитительные чудища, огромные летательные машины, они прошли, исчезли как стая лебедей, с мощным многокрылым свистом пронесшаяся как-то весенней ночью над озером Рыцаря в Мэйне, из неведомого в неведомое: лебеди неизвестного науке вида, никогда не виданные ни прежде, ни после — и потом на небе не осталось ничего кроме одинокой звезды, подобно астериску отсылавшей к ненаходимому примечанию». Кстати, Д. Чекалов в переводе того же рассказа («Время и забвение») решил не пугать читателя малопонятным словом: «...и никого, кроме одинокой звезды, не осталось в небе, наподобие звездочки, отсылающей к всёобъясняющей сноске». К той же стратегии прибег С. Ильин в своём варианте перевода («Превратности времён»): «...и ничего после них не осталось в небе, кроме одинокой звезды, — подобия звездочки, отсылающей к сноске, которой нам не сыскать». В обеих версиях получился повтор (звезда — звёздочка), которого не было у признанного стилиста Набокова: «...and then nothing but a lone star remained in the sky, like an asterisk leading to an undiscoverable footnote». Смог бы я всё это узнать, если бы не замечательная идея издательства Ивана Лимбаха незаметно подменить астериск астериксом?.. Век живи — век учись. Хотя, конечно, внимательного человека никогда не покинет подозрение, что чтение книг — это вечное путешествие из неведомого в неведомое.
Comments